Интересное

Императорские пингвины: на пути к вымиранию

Если глобальное потепление продолжит разрушать шельфовые ледники, под угрозой окажутся сотни тысяч императорских пингвинов.

Вот вдалеке появляется черная точка. Вскоре к ней присоединяются другие. На снегу словно начертаны извилистые линии.

«А потом до вас доносятся первые крики. Птицы возвращаются», – рассказывает фотограф Штефан Кристманн. Конец марта в антарктическом заливе Атка на Земле Королевы Мод (в 4325 километрах к юго-западу от южной оконечности Африки). Больше двух месяцев Кристманн ждал, пока императорские пингвины – самые крупные среди своих сородичей, ростом более метра и весом 40 с лишним килограммов – вернутся с морской охоты. Штефан планирует провести очередную зиму рядом с десятитысячной колонией пингвинов. Однажды, пять лет назад, он уже зимовал здесь, а теперь вернулся, чтобы доснять цикл размножения этих птиц. Антарктическая зима не для слабых духом, особенно в самые холодные месяцы, июль и август. Морозы тут крепкие: температура ниже –45 градусов по Цельсию, периодически налетают суровые метели, и видимость становится не более метра. «Но, по моему опыту, со временем ко всему этому тоже привыкаешь», – говорит Кристманн.  

Несмотря на весеннюю вьюгу, птенцы начинают исследовать ледник. Через два месяца этот молодняк отрастит непромокаемые перья и уплывет. Потом они вернутся, чтобы вырастить собственное потомство – если только воды залива Атка не перестанут замерзать на зиму.

К чему привыкнуть будет нелегко самим императорским пингвинам, так это к таянию (а возможно, и к исчезновению) морского льда. Лед – территория, где птицы встречаются, размножаются, а еще со льда удобно охотиться. Несмотря на то что пингвины великолепно плавают, взрослым особям всех 54 колоний, разбросанных по Антарктике – а это около 256,5 тысячи пар, – нужно выкормить птенцов на морском льду, до того, как он растает с наступлением весны. Пять лет назад площадь ледового покрова в Антарктиде стала резко сокращаться.

«Если все будет продолжаться в том же духе, императорские пингвины через какое-то время вымрут», – утверждает Стефани Жануврие, морской орнитолог из Океанографического института Вудс-Хола в Массачусетсе. Исследования показывают, что, если выбросы углекислого газа не сократятся, 80 процентов колоний императорских пингвинов могут исчезнуть к 2100 году. К тому времени средняя температура Земли рискует подняться на 3–5 градусов. «Если рост температуры удастся ограничить – скажем, полутора градусами, – то, возможно, потеряны будут лишь около 20 процентов колоний», – говорит Жануврие. В то же время, прогнозируют ученые, популяции в морях Росса и Уэдделла, потенциальных прибежищах пингвинов, в силу более благоприятных ледовых условий, могут незначительно увеличиться.

Но пока лед на месте и пингвины обустроились в заливе Атка, Кристманн намерен запечатлеть начало их нового жизненного цикла.

Выбор партнеров на ближайший год сопровождается элегантными ритуалами ухаживаний. Затем – непродолжительное и неуклюжее (самец изо всех сил старается не свалиться с самки) спаривание.

Теперь партнеры будут держаться вместе: их прочные отношения обеспечат выживание птенцу. К концу мая появляются первые яйца, по одному на самку. Физически изнуренная и голодная мать передает снесенное яйцо самцу и отправляется в море на кормежку.

К оставшимся на берегу самцам подбирается зима. На морозе и при порывах ветра до 160 километров в час птицы сбиваются вместе, чтобы сберечь больше тепла. Подобное «сотрудничество», а также жировые запасы помогают выжить отцам и их драгоценным подопечным – есть нечего, так что к возвращению самок папаши потеряют почти половину собственной массы. В самые холодные дни пингвины замолкают, стараясь тратить как можно меньше энергии. Все, что Кристманн слышит, – жутковатый скрежет лапок по льду.

В конце июля сквозь трещину в скорлупе начинают показываться крохотные коготки, глаз и клочок влажных перьев – вылупление птенца может занять несколько часов. Все это время отец регулярно заглядывает себе под наседную сумку, чтобы следить за прогрессом.

На протяжении шести зимних месяцев Кристманн и еще 11 человек – команда ученых с небольшой немецкой исследовательской станции, приткнувшейся на шельфовом леднике над заливом Атка, – составляют все население этой части Антарктики. В любую погоду, кроме самых жестоких бурь, когда люди не выходят наружу, до пингвинов можно добраться, спустившись на снегоходе по крутому склону. Не все маленькие пингвины успешно переносят зиму. Кристманн наблюдал, как один пингвин поднимал мертвую тушку, пытаясь пристроить ее себе на лапы. «Он взял малыша и пошел к колонии как ни в чем не бывало. Душераздирающее зрелище».

Перед тем как отправиться в море, самка перекладывает яйцо самцу на лапы. Это нужно делать быстро, иначе яйцо может замерзнуть. Несмотря на то что самка будет отсутствовать почти два месяца, пара сохранит отношения и сумеет воссоединиться.

Самки возвращаются, когда силы самцов уже на исходе. Матери впервые встречаются с птенцами и берут на себя часть обязанностей по их кормлению. Месяцами родители будут по очереди нянчиться с малышами и добывать для них еду. В сентябре мать с отцом оставят птенцов в «яслях» и уже вдвоем отправятся ловить рыбу, чтобы утолить нарастающий голод.

Молодняк учится сбиваться в кучи, но получается не всегда: несколько особей уютно устраиваются вместе, другие разгоняются и с размаху врезаются в них. Суета, рассказывает Кристманн, нарастает: некоторые пингвины пытаются пробиться в середину, где потеплее. Иногда родители поодиночке остаются присматривать за «яслями». Штефану довелось наблюдать за взрослым пингвином с двумя птенцами. Несмотря на то что у опекуна лишь один собственный отпрыск, фотограф видел, как птица наклоняется и кормит обоих. Случайность? Может, и нет.

Взрослые императорские пингвины часто выполняют социальный ритуал, поднимая наседную сумку – складку кожи на животе, чтобы продемонстрировать другим своего малыша. Теория не доказана, но Кристманн полагает, что взрослые могут так делать, укрепляя отношения с соседями, чтобы потом вместе воспитывать детей и помогать друг другу за ними присматривать.

Птенцы-забияки греются на лапах у родителей. Когда самки возвращаются на гнездовья, они разделяют обязанности по уходу за потомством со своими партнерами и по очереди отправляются на морскую охоту. Оставшиеся на берегу родители часто собираются компаниями, позволяя своим птенцам общаться друг с другом.

К концу года птенцы почти догонят ростом родителей, но это не значит, что теперь они в безопасности. До того, как морской лед растает, молодняку нужно успеть сменить серый пух на взрослые, непромокаемые перья; в противном случае молодые птицы утонут. Нечто подобное случилось в 2016 году с колонией Халли: буря разломала лед, когда птенцы были еще слишком малы, и весь молодняк погиб. В тех местах так и не намерз достаточно стабильный лед, чтобы выдерживать взрослых птиц, в результате брачный сезон провалился, а новый выводок так и не появился. Ураган совпал с самым сильным Эль-Ниньо (океаническим явлением, которое характеризуется повышением температуры поверхностного слоя воды) за последние 60 лет, и ожидается, что подобные экстремальные погодные явления мы будем наблюдать все чаще. Сейчас ученые подсчитывают пингвинов по спутниковым снимкам, чтобы оценить, насколько сильно сокращение льда в Антарктиде повлияло на популяции. Скорее всего, исследования не принесут приятных известий.

Самцы императорского пингвина из колонии залива Атка, каждый – с яйцом. Они сбиваются в кучу, греются, чтобы пережить два месяца полярной ночи. Самки на это время отправляются в море – кормиться после того, как отложили яйца.

В заливе Атка морской лед начинает таять в конце декабря, раньше обычного, и Кристманн наблюдает, как линяющие взрослые и молодые пингвины по снежному наносу, как по пандусу, поднимаются в более безопасное место. Месяцем позже Штефан увидит, как последние подросшие птенцы ныряют в море с десятиметрового ледника. «Незабываемое зрелище», – улыбается он.

В других регионах Антарктики у колоний императорских пингвинов такой возможности спастись не будет: многие ледники слишком высоки, чтобы птицы смогли на них взобраться. К тому же лед изрезан опасными расселинами, а от безжалостного ветра негде укрыться. «Боюсь, – переживает Кристманн, – как бы пингвины не повторили судьбу исчезающих белых медведей».

Фотографу было нелегко оставить близких на целый год и уехать на закованный во льды континент, но императорские пингвины просто околдовали его. «Эта птица не умеет летать, неуклюже ходит, выглядит вечно недовольной, зато по части выживания заткнет за пояс любого, – восхищается Штефан. – Императорские пингвины сумели приспособиться к суровым условиям, но сегодня люди могут обречь их на гибель. Это было бы грустно».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть